21:48 

Манти
Привет, дорогой Deny. Сколько же я тебе не писала? Видно, очень давно, невероятно, пугающе давно. И все это время мне казалось, что ты здесь.
У нас зима. Дождливая, противная и холодная, настолько, что скоро я не выдержу, возьму лошадь и пару арчимаков и сбегу от нее в горы, подальше в горы. Зима навевает тоску, не серую и мрачную тоску городов, а буйную, холодную, не прекращающуюся боль из раны, которая гноится густым и желтым светом моей одинокой лампы.
Ночами мне снятся странные сны про мир, в котором люди колют знания в воспаленные вспухшие вены, заглатывают из таблетками и готовы на то угодно, хоть на убийство, хоть на торговлю своим телом, ради еще одного укола. Ночами мне кажется, что я живу в этом мире, просыпаюсь по утрам. укрытая клетчатым пледом, хожу по улице в неизменном растянутом свитере, который закрывает предплечья и запястья с исколотыми до синяков венами.
Ночами мне снится, что я просто девочка с ноутбуком, которой однажды сказали, что она может придумать любой мир, который ей только захочется, и жить в нем - и вот она робко рисует в воздухе свой первый пейзаж: огромное синее море, хижина на берегу и девочка с рыжими волосами, которая очень любит кофе. Придумывает свой мир, пальцами по воздуху, пальцами по клавиатуре. И еще даже не знает, чем все это закончится.
И все ее фантазии: меня, наркомана в растянутом свитере, девочку с рыжими волосами - объединят только то, что все они придуманы одинокими вечерами в пустой квартире, или в прокуренных барах и кафе, или на парапете памятника какому-то усталому вождю. Только то, что все они посвящены тебе, Deny.
Господи, куда делась та кристальная чистота ясность, которые были раньше? Эта бесконечная, сумасшедше-одинокая зима, кажется, наступает на меня настоящей шизофренией.
Это все из-за того, что меня покинул твой призрак. Покинул надолго, и это неизбежно. Знаешь, от его прикосновений - даже самых простых прикосновений к руке, когда он что-то рисует мне на запястье или передает ложку, не говоря уже о более интимных - вроде прикосновений к шее или уху - я превращаюсь в настоящую бразильскую проститутку. И единственное, чего хочется - потянуться за его прикосновением, за его смуглыми руками, его пальцами, чтобы снова дотронуться до него, до его шеи.
Меня покинул твой призрак, наступила зима, он живет в подсобке какой-нибудь библиотеки, танцует, читает и пьет вино. Мне ничего не остается, кроме как снова и снова перебирать в уме все сказанные им слова, все небогатые прикосновения, которыми он меня одарил, пересматривать оставленные им записки, вспоминать его умелые ласки - как будто вертеть в руках затертые дочерна посеребренные четки.
Пока, Deny. Кажется, там, где ты, сейчас утро.
Манти

URL
   

Манти

главная